Мобильное приложение города
"Этажи"

ПЕНСИЯ: МНЕНИЕ ЭКОНОМИСТА

В фокусе - люди

Марина Чернова, кандидат экономических наук, предприниматель, бизнес-консультант, системный психолог 

-Марина Александровна, о чем Вы задумываетесь, когда встает вопрос о пенсии?

- Пенсия - это старость и одиночество. 

Я родилась в 60-е годы и помню, как жили мои бабушка и прабабушка. Для России вопрос пенсий никогда не был легким. К примеру, моя бабушка, живя в деревне, не могла позволить себе провести газ на пенсию, но на питание, лекарства, содержание дома ей хватало, даже на подарки многочисленным внукам и правнукам, которые жили у нее по три месяца в году.

На мой взгляд, незащищенность моих родителей по выходу на пенсию увеличилась. Если бы не моя помощь, им было бы тяжело. Они тоже на свои пенсии не могут провести газ.

Если говорить о моем поколении - поколении 60-х, то оно попало под несколько «катков»: многочисленные реформы и приватизация, дефолты - это все лишило нас надежды на помощь государства и приучило, по крайней мере меня, заботиться о себе и своей семье самостоятельно.

Как человек здравомыслящий понимаю, что заботы о моей старости, о моих доходах в старости, по идее, не должны ложиться на моих детей. Дети и внуки должны баловать стариков, а не обеспечивать их.

Но в России всегда было наоборот: старики из своей пенсии помогали детям и внукам.

Я задумалась о пенсии лет 10 назад. И задуматься заставило само же государство. Я работала и занимала высокие должности, зарабатывала до 1200000 в год, стаж у меня более 30 лет. Но когда я открыла свое пенсионное извещение, то увидела, что накопительная часть моей пенсии за 10 лет составила 19 000 руб. А люди, которые тогда выходили на пенсию, подтвердили, что при существующем пенсионном  законодательстве начислят по минимальной ставке, т к. рождена я в 1966 г. и накопительная часть пенсии мне не начисляется. Поэтому я не надеюсь на государство, не хочу обременять детей, а надеюсь только на то, что у меня хватит сил работать и обеспечивать себя самой.

Русские женщины, рожденные в СССР и прошедшие «мясорубку» последних 20 лет, не должны иметь иллюзий о том, что кто-то придет, обогреет и защитит их, хотя соблазн есть.

Внутри себя я держу воспоминания ужасных 90-х. Я помню, как выживали московские бабушки в 90-е. Одни объединялись и сдавали квартиры, пока этот рынок не стал криминальным. Другие зарабатывали, как могли. Как-то я в Москве на Тверской поймала такси с водителем - женщиной лет 75-ти. Разговорились, она рассказала, что муж ее умер, машина - старый «мерседес» - осталась, пенсию ей не начислили, т.к. она не работала, вот она и таксует. Я спросила, не страшно ли, она ответила: я уже старая, чтобы бояться. И добавила, что жить надо весело. В этой пожилой женщине была какая-то удивительная интеллигентность, оптимизм и достоинство.

Прошло 20 лет, и я скоро буду стоять перед этой проблемой. Удивляет одно. Ситуация не изменилась, только теперь ресурсоснабжающие организации старикам за неуплату отключают воду и свет. И это бездушие реально страшнее для любого человека, чем нищета и одиночество. Именно незащищенность и бездушие со стороны чиновников и государства пугает больше всего.

Если же говорить о том, что я выбираю для себя, то я уже 10 лет планирую и делаю задел на то, как я буду жить в старости.У меня есть квартира, которую я не планирую переписывать на своих детей, чтобы всегда иметь право самостоятельно ею распорядиться. 10 лет назад я купила домик в деревне, посадила сад, поставила теплицы и это мое  подсобное хозяйство – традиционный  для России способ выживания на своем маленьком кусочке земли. И пока я работаю, я вкладываю средства в обустройство этого хозяйства.

Вряд ли у меня хватит сил заниматься частным предпринимательством, хотя кто знает. Поэтому у меня есть вариант продажи своей квартиры или сдачи ее в аренду, чтобы иметь добавку к пенсии. Я могу работать психологом или преподавателем  в институте, потому что 5 лет назад получила дополнительное образование, и эта небольшая подработка не требует моего присутствия по 8 часов на работе.

Что можно посоветовать другим. Например, из моего опыта помощи пожилым людям. Когда у меня был свой бизнес, мы приглашали на работу грамотных интеллигентных пенсионеров для работы на телефоне. Там были и инвалиды по зрению. Для себя я такой опыт работы тоже не исключаю. Кроме того, думаю, что будет интересна ниша, связанная с дистанционным  обучением по Интернету. Ее развитие идет, и требуются опытные преподаватели.

Моя стратегия выхода из одиночества и нищеты основана на здравом смысле. Я не ожидаю пенсии и не верю, что мне будут платить значимое для моего существования, потому что просто лекарства, которые мне нужны, стоят столько, сколько начислят пенсию. Пенсия столь мала для оплаты коммунальных услуг, имущественных налогов, питания и пр., что без помощи родственников или доходов от дополнительной работы просто нереальна для существования. Придется работать до смерти.

Если жителям городов есть над чем подумать, например, уехать в деревню и проживать оставшиеся деньги, то что делать деревенским я не представляю. Их пенсии не хватит на все обязательные платежи. Будем надеяться только на живучесть и смекалку нашего народа.

Хотя у меня есть и некоторая надежда на социальную ответственность бизнеса, который, возможно, будет развивать какие-то программы социальной помощи старикам. Уже сейчас существуют корпоративные пенсии в части предприятий сырьевых отраслей. Достаточно высокий размер пенсий у чиновников, у военных. Те же, кто не относится к этим категориям, как немецкие и японские пенсионеры путешествовать по миру не смогут. Думаю, что этих людей ожидает другая картинка.

У меня в памяти сохранилась один небольшой эпизод, который меня очень тронул тогда и остался в сердце и душе. В 94 г. я попала в Иваново в командировку с представителем  одного из английских банков, и мы возвращались в Москву на машине. На дороге бабушка продавала яблоки. Мы остановились, я спросила, сколько стоят яблоки. Она сказала 10 рублей, я уточнила - за килограмм? Она ответила: «Что ты, дочка – ведро! Купите хоть ведро, нам пять месяцев пенсию не платили, я в руках деньги не держала, купите хоть ведро». Мы купили целый багажник яблок. Дали ей столько денег, сколько она могла взять с достоинством. Помня эту бабушку, я поняла, что одиночество и нищета, на которые нас обрекают власть имущие или жизненные обстоятельства, это лишь повод стать более сильными и не бояться трудностей.

Как выходить из положения... Выход на пенсию огромный стресс, как для организма, так и для души. Как системный  психолог скажу, что выход на пенсию - это умирание одной системы и отсутствие готовности строить другую систему. Если думать о пенсии как о выходе на заслуженный отдых, то это в наших условиях - утопия. Надо открыто на все смотреть, искать, чем заниматься, чем занимать свой день за 5-10 лет до выхода на пенсию. Я начала в 45 лет, когда отчетливо поняла, что помощи от государства не будет, а ходить с протянутой рукой и унижаться - это процесс хороший, помогает усмирять гордыню, но не добавляет ни здоровья, ни оптимизма. Я буду работать, сколько могу, перегруппирую свою недвижимость, как могу, найду себе подружку в провинции, с которой объединюсь на основе общих интересов.

Очень важно быть рядом с кем-то, у кого сходные задачи. Возможно, создам целый коллектив подружек в отдельно взятой деревне.

Пенсия - это единственное время, когда я могу себе позволить заниматься тем, чем я хочу. Именно в это время мы приближаемся к Богу, а раньше у нас на это не хватало времени из-за суеты. Мы остаемся наедине со своей душой. Время собирать камни. И очень важная тема – смирение: смирение, что не можем за что-то заплатить, смирение, что нашли выход...

Система бездушия и рыбьих глаз – вот с этим смириться сложно. Особенно это заметно у врачей. Хочется  им всем сказать: «Вы же тоже будете на этом месте!»

Хочется напомнить тем, кто занимается поиском или разработкой социально-национальной идеи, исторический опыт России. В России была община, там старики были защищены. У мусульман старики и дети самые уважаемые люди, там обидеть старика просто ужасно, а у нас стариков бросают. И у нас нет институтов: ни домов престарелых, ни хосписов. Для меня это тема, которую я хочу изучить, и возможно я займусь этим как своим делом в пожилом возрасте.

И еще я понимаю: насколько на плаву я, настолько на плаву будут мои дети и внуки, когда придет их черед передавать наработанные ресурсы дальше.

- Спасибо, получилось на одном дыхании.

Возврат к списку




Радио Новый День

Грунт для озеленения 8-926-302-17-52

Лечебный массаж в Дмитрове. 8-926-425-33-11

Печи камины. тел. 8-903-590-77-83