Мобильное приложение города
"Этажи"

ГАИШНИКИ СКРЫВАЮТ ВИДЕО "НАРУШЕНИЯ"

Продолжение истории письма ВВП в ГИБДД

ГАИШНИКИ СКРЫВАЮТ ВИДЕО «НАРУШЕНИЯ»

В последнем выпуске прошлого года мы опубликовали открытое письмо автовладельца Полякова В.В. командиру 2-го батальона 1-го полка ДПС (Северный) ГИБДД ГУ МВД России по МО подполковнику полиции Макурину К.В. по поводу странных, мягко говоря, действий сотрудников ДПС в процессе общения с участником движения. Редакция получила официальный ответ от Макурина К.В., и одновременно прошло первое судебное заседание по делу об административном правонарушении в отношении Полякова В.В. Мы попросили Владимира Полякова рассказать, как прошел суд, какие перспективы у дела, удастся ли ему отстоять свою правоту. 

- Два месяца тому назад Вы обратились к нам в редакцию с открытым заявлением к начальнику 2-го батальона ГИБДД по Дмитровскому району. Какова была реакция? Чем кончилось дело?

- А дело еще не кончилось.

- Почему?

- Я подал ходатайство о предоставлении в суд копии видеофайла, якобы запечатлевшего мое нарушение. И теперь назначена новая дата рассмотрения.

- А разве видеофайл не был предоставлен сразу?

- В том-то и дело, что нет. В деле присутствуют только фотографии, якобы сделанные на основании видеокадров, но самого видео нет.

- Почему?

- Не знаю. В любом случае, это странно. Если видеозапись является фундаментальным обоснованием претензии ГИБДД ко мне, то она должна присутствовать в деле. Это очевидно. Я повторно обращался к начальнику 2-го батальона с письменной просьбой предоставить мне копию видеофайла, но остался без ответа. Вернее, ответ я получил в устной форме от лица мне неизвестного, который общался со мной в помещении кабинета с табличкой "Начальник штаба".

- Когда это происходило?

-  Это было в период новогодних  каникул. В конце года я принес в ГАИ второе заявление с просьбой предоставить мне копию видеофайла, но в секретариате мне сказали, что я получу ответ 4 или 5 января. И то, только ответ о том, кому это дело поручат на исполнение. А 5-го в 13-м кабинете я никого не обнаружил, хотя секретарь меня уверила, что в эти числа будет на работе, и обратился в соседний кабинет.

- В кабинет начальника штаба?

- Не совсем. Я услышал голоса из открытой в конце коридора двери - табличку кабинета  не помню - и обратился к двум мужчинам, которые там были.

Один из них поднялся и прошел в кабинет начальника штаба, и там мы с ним поговорили.

- О чем?

- О моей просьбе.

- И какова была реакция?

- Она меня не удивила. Никто не собирался мне помогать. Честь мундира важнее. Мне, разумеется, ничего не предоставили. Правда, заверили, что все материалы в деле, и там, в суде, я смогу с ними познакомиться.

- А оказалось, что там только фотографии?

- Да. Там были разные тексты и фотографии. Тексты, вероятно, - комментариями к ним. Как в официальном ответе на мое первое обращение.

Любопытно, что официальный ответ до меня так и не дошел. Я специально ездил на почту. Нет ответа. Пришлось попросить копию в ГИБДД.

- Т.е. Вам пришлось, что называется, побегать…

- Еще бы! Я вот думаю: ладно, мне моя занятость позволяет, как Вы говорите, "побегать". А что делать человеку, который каждый день ходит на работу? У такого гражданина никаких шансов на справедливость.

- А у Вас, думаете, такие шансы есть?

- Не знаю. До судебного заседания надежды не было никакой. Если бы найти свидетелей, которых я обгонял ночью 23-го ноября у знака, отменяющего запрет на обгон, тогда да. Да где там. Номеров не помню. Да и кто пойдет в свидетели. Себе дороже. Кому охота связываться лишний раз с гаишниками. Они же жуть как изобретательны.

Я ведь и о самом судебном заседании узнал только от вас. Официального ответа до меня не дошло.

- Мы Вам ничего такого не сообщали.

- Вы мне показали официальный ответ начальника 2-го батальона. А там была информация о месте и времни судебного разбирательства. Я позвонил и узнал о времени и дате.

- Вам что, и повестку не прислали?

- Вы знаете, наша почта так плохо финансируется и потому так плохо работает, что не удивительно, что повестку вовремя я не получил. И как Вы, я подумал, что все это подстроено специально. Дата назначена. Я не явился. А приговор можно и без меня вынести. Тем более, что примеров "басманного" правосудия у нас в России - хоть пруд пруди. Но оказалось, что мировой судья - живой человек, а не ходячая мантия. Были очевидные попытки вникнуть в суть дела. Разобраться. Что меня сильно удивило.

 Как-то давно, лет 10 тому, я был в аналогичной ситуации, только в Одинцовском районе, по месту жительства.  Правда, там вопрос не стоял о лишении прав, а только о штрафе. Так там был обычный конвейер. Судья вызывал, всем видом давая понять, что никаких шансов на снисхождение ждать не приходится, и выносил решение. Штраф. Опротестовывать было себе дороже. Атмосфера для человека неподготовленного давящая. До сих пор помню.

- А здесь, в Дмитрове?

- Вы знаете, у нас ведь, когда люди ругаются, существует устойчивое выражение - угроза: "Я на тебя в суд подам!" Предполагается, что суд - это карательная инстанция. Хотя во всем мире - это арбитраж, взвешивающий аргументы "за" и "против". Инстанция, защищающая не закон даже, а справедливостьна основе законных уложений. А у нас суд воспринимается как заведомое наказание. Потому что все забывают о цели, ради которой закон пишется.

- Любопытно?

- Цель эта - обеспечение мирного сосуществования различных социальных групп в обществе.

 Те же правила дорожного движения. Они для чего написаны? Чтобы обеспечить безаварийное использование дорог. Без жертв и материального ущерба. Но ведь никто не оценивает работу ГИБДД по этим критериям! У них, насколько мне известно, - план по штрафам. Такой способ оценки эффективности их работы ведет к тому, что инспектора забывают о духе закона. Той цели, ради которой закон принимается. И упирают на букву. Так и штрафов можно побольше собрать, и к рукам кое-что может прилипнуть. Вот они и прячутся по кустам.

 А вот если бы у них был план по снижению ДТП и от этих показателей они бы получали премии и повышение по службе, то иначе бы себя вели.

- Тогда бы статистика замалчивалась.

- А вы-то на что? Информация для СМИ весьма интересная. Люди об этом и читать, и смотреть будут. И если в печати ДТП есть, а в отчете его нет, у высшего начальства может возникнуть множество вопросов.

- Вы верите, что такое возможно?

- Я не верю. Я знаю. Такое стало возможным в соседней Грузии. Наберите в интернете "ГИБДД Грузия" и найдете кучу подтверждений. По советским меркам грузинский гаишник был самым алчным. А сейчас там никто не берет "на лапу". Я видел новостные сюжеты из Грузии, где людей за пересечение двойной сплошной не линчуют, а сажают за парту. Там из ГАИ уволили 70% личного состава. Да и ГАИ упразднили. Там теперь ППС - патрульно-постовая служба. Все полицейские застрахованы, вместе с членами их семей. Зарплата, по нашим меркам, невысокая, но по уровню цен позволяет одному кормильцу содержать всю семью.

А у нас после аттестации за бортом остались приличные люди. Потому, что они в систему не вписываются. В "Московском комсомольце" прочитал о двух участковых из Истры. Их уволили. Потом по суду восстановили. Потом опять уволили. При этом начальники подделали аудиозапись процедуры аттестации. Ужас!

- Поэтому Вы просите  у суда предоставить копию видеофайла?

- И поэтому тоже. Я отчетливо помню картину моего задержания. Повторяю, я едва различал светоотражающие полоски на брюках инспектора. Все остальное видно не было. Но на всякий случай ушел вправо и притормозил. И четко помню, как гаишный "форд" включил фары и проблестковые маячки, потому что напарник боялся, что я проскочу, не заметив инспектора.

Если бы они, как и положено по приказу, были различимы  на дороге, зачем бы я стал рисковать и идти на обгон, даже если мне это предлагается впереди идущими машинами. Что я, наших гаишников не знаю? Ведь известно, что у нас, по анекдоту, везде один стандарт: 90-60-90. "90 до поста ГАИ. 60 у поста ГАИ и 90 после поста ГАИ".

- А суд эти Ваши соображения принимает в расчет?

- Нет, разумеется, и не обязан. Суд должен установить истину.

- И судья действительно к этому стремится?

- Мне трудно судить, к чему стремится судья. Чужая душа потемки. Но то, что она никому из нас, ни мне, ни инспектору Ж-ву, не давала никаких авансов, а строго спрашивала и с того, и с другого, дает надежду на объективное расследование.

- Вы сказали "она". А в начале разговора казалось, что мировой судья - мужчина.

- Не могу же я сказать: "мировая судья". Да, это женщина средних лет. Приятной наружности. Без предвзятости в поведении и голосе. Мое ходатайство приняла. Даже позволила задать вопросы инспектору. К этому я, признаться, был не готов, и приходилось импровизировать. На следующем заседании попрошу возможности повторно задать вопросы инспектору. Теперь я знаю, что спрашивать. Правда, и в тех его ответах на мои вопросы мне удалось усмотреть противоречие в показаниях. Жаль, что я протокол не посмотрел. Волновался очень.

- Значит, мировой судья у Вас не вызывает подозрений в ангажированности?

- Нет. Пожалуй, нет. Единственное - почему-то она интересовалась, не хочу ли я перенести рассмотрение дела по месту жительства - в Одинцово. Я отказался, памятуя свой давний опыт с судебным конвейером в Одинцове. Может быть, будучи добросовестным человеком, она опасается давления и не хочет проблем? А может быть, ей по-человечески жаль, что я буду мотаться туда-сюда. Не знаю. Гадать не буду.

- А какие противоречия в показаниях Вы обнаружили?

- Позвольте мне не отвечать на этот вопрос. Как известно, кто предупрежден, тот вооружен. А инспектор читает Вашу газету.

Кстати, оказывается, это не они с напарником меня битый час мытарили, намекая на отступные, а я никак не мог их уломать, как выразился Ж-ов, "решить вопрос на месте". На это время и ушло. Детский сад, право-слово! Даже если принять их наглую  версию, как рабочую гипотезу - чего так долго ждать-то? Час целый! Не хотите брать - составляйте протокол и отпускайте с миром. Что я их, по рукам, что ли, вязал? Но эмоции, увы, в суде только помеха.

- Скажите, если бы все повторилось снова, как бы Вы поступили?

- Как всегда. Обычно я не выхожу из машины. Как на Западе. Руки на руль, документы инспектору и - ждать протокола. Не стал бы пересаживаться в машину ДПС. Дважды в моей практике при таком поведении подобные "ловцы на живца" мне возвращали права.

- У Вас, я смотрю, устойчивый негатив по отношению к сотрудникам ГИБДД…

- Вовсе нет. У меня есть личные примеры, когда сотрудники ГАИ руководствовались духом, а не буквой закона!  Были случаи, когда  я даже формально нарушал, но не создавал аварийной ситуации, и  меня либо вообще отпускали, либо ограничивались "воспитательным" штрафом. Люди видели во мне человека, а не источник обогащения. И по-человечески со мной обходились. Помню, еду по Кутузовскому. А день весь из неудач. Что-то забыл, куда-то не успел, с женой поругался. Еду и ведь вижу знак "только вперед", но на автомате поворачиваю - и тут же попадаю на постового. Открываю дверь и говорю: "Не мой день! С женой поругался, всюду опоздал и стрелку ведь видел, а повернул. Что ж поделаешь, суди".

А постовой - мужик в годах. Поджарый. Лицо обветренное. Служака короче. На таких земля держится. Посмотрел он на меня и отпустил. Только посоветовал домой ехать от греха. Сейчас, говорят, так в Грузии.

А были случаи, когда я благодарил гаишников за взыскание и штраф. Чем их, признаться, сильно удивлял. Называл их ангелами-хранителями. Все ведь от ситуации зависит.

- Спасибо Вам за интервью. Приходите к нам еще. После всего.

- Приду. Спасибо и Вам за то, что не струсили - напечатали мое обращение.

 Беседовала Татьяна Чайковская

Использование материала только со ссылкой на источник

 

"Этажи" № 1 (2012 год)