Мобильное приложение города
"СП"

НАКУЙ ПО-БОЛОНСКИ!

или МАРШРУТ ДЛЯ "НЕДОДЕЛАННЫХ "?

Свое название “Болонский процесс” получил от итальянского города Болонья, в котором в 1999 году 29 министров европейских стран приняли решение сблизить существующие в Европе системы образования. С 2003 года основные принципы принятой конвенции начали вводиться в России. Суть системы - две ступени подготовки специалистов - бакалавриат и магистратура.

Российские чиновники уже к 2010 году планируют полностью приравнять систему высшего образования к европейским стандартам. Это может привести к ряду проблем. Ситуацию в нашем районе комментирует для «СП» директор Дмитровского филиала Астраханского государственного технического университета Виталий Викторович ОЛЕЙНИК.
- В настоящее время в связи с Болонским процессом мы переходим на другую систему подготовки специалистов высшего образования. Мы говорим о бакалаврах и магистрах.
Раньше вуз формировал направления на 20-25% по заявке области, края. В настоящее время - до 50%. Мы должны готовить не «недоделанного» специалиста, а такого, который будет широко востребован в Европе, Китае, Америке, Японии. В этом и заключается суть процесса.
Как же наш район подошел к этому рубежу и что нас ожидает дальше?
В настоящее время в Дмитровском районе официально прописаны 11 филиалов вузов. Я говорю именно о филиалах: представительства не имеют права вести учебный процесс по Болонской системе образования. Семь филиалов готовят специалистов по направлению «Экономика и управление» по разным специализациям, но с переходом на новую систему образования будет одна специальность (по госклассификатору) – экономика. Все остальные направления и специальности исчезнут, их больше не будет. А как мы с вами поделим это направление, зависит от нас и от района. Я не сомневаюсь, что району будут нужны бухгалтера, финансисты. Нужно в рамках своего филиала, своей учебной программы выбрать специфику, заложенную по рекомендации района, исследовать необходимые району специальности и разделить их между филиалами.
Следующее широко известное направление – «Менеджмент», специалистов в районе готовят шесть филиалов. С ним произойдет то же самое, как и со всеми направлениями и специальностями в России.
В настоящее время подготовлен и выставлен в Интернет проект приказа «Об установлении соответствия направлений подготовки ВПО, подтверждаемого присвоением лицу квалификации (степени) «Бакалавр» и «Магистр». Приказ вступает в силу с 1 января 2010 г. (как всегда у нас в России, задним числом). Как только его утвердят, мы сядем в лужу. И не только мы, но и Торгово-промышленная палата, и администрации района и области. Интересно, как из этой ситуации выходить?

РАЗРАБОТКА КОНЦЕПЦИИ
по открытию направлений
подготовки кадров для нужд района
Дмитровский район – район аграрный, пищевой, в котором развиты туризм и культура. Приходится признать, что большинство кадров для нас готовит Москва. В таблице приведены основные направления подготовки необходимых району кадров. Исходя из этой ситуации, предлагаю следующее построение концепции.

- Проработать перечень необходимых Дмитровскому району направлений подготовки бакалавров.
- Выбрать имеющиеся направления из лицензий соответствующих университетов и академий.
- Составить пятилетний план лицензирования и открытия в районе направлений, на данный момент отсутствующих.
- Утвердить данный план в администрации района и приступить к его реализации.

********

“СП”: Болонская система дает возможность стать бакалавром по одной специальности, а магистратуру закончить по другой. Таким образом, студентам предоставляется шанс комбинировать знания из различных областей и готовить себя к профессиональной деятельности на стыке существующих специальностей. Но получится ли это у дмитровских студентов?
В.В.:
Мои студенты из Дмитрова вряд ли поедут получать магистратуру в Астрахань. Как поступать в этой ситуации. Я договариваюсь с вузами Москвы, чтобы они принимали моих бакалавров. Может быть, это приведёт к более тесным связям и оттеснит конкуренцию?

*********

Интервью с доцентом кафедры народонаселения
экономического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова,
к.э.н. Ириной Евгеньевной КАЛАБИХИНОЙ

- Как Вы оцениваете степень готовности российской системы образования к переходу на Болонскую модель?
- Я считаю, что этот переход не требует чрезвычайных усилий по подготовке. Не вижу серьезных финансовых или кадровых препятствий. Болонская образовательная модель – это не навязывание Западом своих стандартов. Участие в этом процессе России является закономерным ответом на наши собственные, давно уже назревшие потребности в модернизации образовательной системы. 
- Cпособны ли наши вузы качественно провести подготовку к вхождению в столь сложный процесс?
- Я в этом не сомневаюсь. У нас мощнейшая база методических советов, учебно-методических объединений по отдельным специальностям. Работающие в этих учреждениях высококвалифицированные люди способны провести качественную подготовку по присоединению к Болонской модели.
Безусловную ценность представляет изучение опыта тех стран, которые раньше нас начали переход на Болонскую модель. Это позволит нам не набить шишки там, где их набили другие. Я знаю, что такая работа проводится нашими специалистами. Другой вопрос в том, готово ли Министерство образования, чиновники, принимающие решения, прислушиваться к их мнению.
- Ныне существующий рынок труда предъявляет спрос именно на таких гибких специалистов?
- Да, безусловно. Хотим мы этого или нет, но существующая реальность требует именно гибких, мобильных специалистов. Однако не стоит подходить ко всему с одной меркой. Совершенно очевидно, что двухступенчатая система не может автоматически распространяться на все специальности. Например, в Италии медики и юристы выведены из Болонского процесса. Студенты получают классическое по срокам обучения и программам высшее образование с присвоением диплома специалиста. Юридическое образование в Италии традиционно являлось прерогативой аристократов, и вывод этой специальности из Болонского процесса связан с позиционированием юристами себя в качестве исключительного социально-профессионального слоя общества. По поводу медиков, думаю, ни у кого не возникает вопросов, почему не стоит сокращать продолжительность получения ими образования. 
В нашей стране тоже, безусловно, есть такие специальности, которые не могут быть введены в Болонскую модель без потери в качестве образования. Например, физики-теоретики вряд ли получат хорошее фундаментальное образование за три-четыре года.
С другой стороны, есть такие специальности, которые однозначно выигрывают от перехода на Болонскую модель. Я, например, знаю многих преподавателей иностранных языков, филологов, которые в восторге от новой системы и отмечают, что она отлично подходит именно для подготовки специалистов их профиля.  
- Учитывая качественные различия между бакалавриатом и магистратурой, насколько обоснованы опасения по поводу того, что высшее образование второй ступени станет в основном платным, а значит, недоступным широким слоям населения?
- Разделение на бакалавриат и магистратуру не основывается на критерии «бесплатное/платное», а является ответом на те глобальные изменения, которые уже произошли и продолжают происходить в европейском образовании. Охват высшим образованием в развитых странах стремительно увеличивается, его получает все большая часть населения. Высшее образование перестает быть отличительной особенностью избранных. Это приводит к необходимости поиска нового инструмента, который бы позволил выделить управленческую, научную элиту. Таким образом, вторая, магистерская ступень возникает в ответ на массовость высшего образования. Нельзя говорить о ее недоступности для широких слоев населения. Конечно, число обучающихся в магистратуре меньше по сравнению с числом обучающихся в бакалавриате. Но это связано, прежде всего, с тем, что не все готовы еще два года вкладывать свои силы и время в получение образования, отказываться от зарабатывания денег.
- Приняв западный стиль образования, не начнет ли  Россия “готовить лаборантов для Запада”?
- Я исхожу из того, что самое ценное – это человек, личность. Болонский процесс, безусловно, расширяет границы возможного благодаря стандартизации образования на довольно большом пространстве. Новая образовательная система позволяет конвертировать дипломы, обмениваться специалистами,  что, в конечном счете, приводит к повышению мобильности людей, к увеличению шансов найти хорошую работу.
Конечно, отток квалифицированных кадров представляет существенную проблему для регионов, теряющих специалистов. Но тогда возникает дилемма: интересы личности или интересы общества. Я все-таки считаю, что интересы личности важнее интересов государства - в пределах ненарушения прав и свобод других людей.
Поэтому для решения проблемы «подготовки Россией лаборантов для Запада» нужно думать не о том, как воспрепятствовать людям, желающим уехать в другую страну с целью реализации себя, своего трудового потенциала. Лучше задумываться о создании хороших условий труда здесь, в России.

"СП" № 8 (2010 год)