Мобильное приложение города
"СП"

И БОЛОТО ВСПАХАТЬ, И БОРОЗДЫ НЕ ИСПОРТИТЬ

И БОЛОТО ВСПАХАТЬ,
И БОРОЗДЫ НЕ ИСПОРТИТЬ

Профессиональная привычка - постоянно начинать все с нуля взяла верх: в 55 лет прораб-строитель Василий Николаевич СОЛОВЬЕВ пошел в фермеры. Землю получил -  а что с ней делать? Думать стал потому, что землю эту можно было скорее территорией назвать, чем землей. Два гектара еще куда ни шло. А остальные три десятка – топь глубиной до четырех метров: сам измерял, когда однажды вместе с трактором в трясину угодил...

Под ногами топь ходуном ходит: без опаски не ступишь. Вот и начинай вольную предпринимательскую жизнь, размышлял новоявленный фермер. Надеяться не на кого. Россия – не Европа, деньги сверху не упадут. Это «за бугром» государство о своей продовольственной безопасности печется. И, надо сказать, не скупится: фермерам денег дает, чтобы только не бросали хлопотное занятие. Чужих производителей так пошлинами обложили, что они на пушечный выстрел к местному рынку не подходят.


А у нас? То продовольственную программу примут, то программу поддержки отечественного сельхозпроизводителя, то всего агропромышленного комплекса РФ... На все бюджет выделят. А денег почему-то хватает лишь на зарплату сотрудникам аппарата, сформированного правительством для реализации правительственных  программ по поддержке села. И только.
Про пошлины, защищающие отечественный рынок, и речи нет. Лезут к нам на рынки все, кому не лень.
То ли у нас бюджеты скупые, то ли чиновники. Как разобраться? Да и не до разборок Василию Николаевичу: как потопаешь, так и полопаешь. Вот и «топал» от зари до зари. Что можно было засеять – засеял. К остальному своему болотцу руки умелые и смекалку мужицкую приложил. Задумал прибыль с болот получать: осушить и устроить пруды под платную рыбалку. 
Трясина шутку не оценила - чуть не проглотила фермера вместе с техникой. Тамара Филипповна, жена и помощница, до сих пор вздрагивает при  упоминании того случая: «Чудом трактор не утопил и сам чуть не убился».
Урок пошел на пользу: Василий Николаевич зиму в помощники приглашает. Зимушка морозцем по болоту стукнет, скует трясину, и Соловьев начинает загонять туда трактор: очередной пруд мастерить. Сейчас у него этих прудов целый каскад. Больше десяти. А он еще строит. И все их зарыбил.

В институте селекции в Рыбном на практике ума-разума набирался. Говорит: «Я там, считай, техникум закончил. По рыбоводству». Вот тебе и прораб-строитель!
Рукотворный каскад начинается с родника. Сам с лозой его отыскал и отрыл. Бежит родниковая водичка: литр в секунду. И прудам хватает, и дому на пригорке. Туда ее насосом поднимают, а в пруды она самотеком идет. Проходит водичка по всему каскаду и впадает в речушку, что ниже уровнем соловьевского каскада. Благодаря Василию Николаевичу в этой реке стала рыба водиться. А земля, что раскинулась по противоположному склону оврага, на дне которого фермер ведет многолетнюю войну с трясиной, подорожала в разы: раньше-то вид был на болото, а теперь на пруды. Разница. Опять же – рыбалка. Хочешь – бесплатная в реке, но там – как повезет. А хочешь – платная у Соловьева в прудах, там-то уж без улова не останешься. Где раньше трясина была, теперь твердая почва. Тропинки, деревья.
Народ к «Николаичу» тянется. Из Москвы едут. С детьми, с внуками. Соловьев для таких гостей даже детскую площадку соорудил: качели, горки… Так ему этого мало. Он, неугомонная душа, начал по берегам оврага сосновый лес сажать. Глаз радуется. Молодой борок вокруг хозяйства поднялся уже метров на пять-шесть...
У Николаича для сосенок «грядка-школка» организована. «Сигалетки» - так он сосенки первого сезона называет - из семян выращивает (семена с взрослых сосен берет). Траву вокруг первогодок пропалывает, чтоб сорняк не забил. Потом с «детским садом» возится – готовит к пересадке. Двухлетки невелики, как говорится, от горшка два вершка. Так он, чтобы их не затоптать, приноровился сосенки возле срубленного кустарника или ольхи высаживать. Оставит над землей столбик сантиметров в пятьдесят и рядышком свою питомицу определит: не затопчешь.
Для рыбаков места отдыха оборудовал, домики поставил. Особо заядлые по два-три дня живут, компаниями. И опять же - доход от аренды.
Остается только удивляться, как этот далеко не богатырского сложения человек семидесяти четырех лет от роду (которых ему на вид ни за что не дашь) задумывает и воплощает свои планы!   
Электричество к хозяйству подвел. Кто сталкивался, тот знает, чего это стоит. И нервов, и денег нужно вагон. Но, как известно, Бог помогает настойчивым. В 98-м взял Соловьев кредит. Провел линию, столбов в тридцать. Тогда один столб ему обошелся в миллион рублей. А кредит-то отдавать надо... И вдруг на помощь пришел Сергей Кириенко, тогдашний премьер. Дефолт объявил. Доллар скакнул вверх, а соловьевский кредит – вниз. Не все западному фермеру дармовые государственные деньги в землю закапывать. Должно же и крестьянину подфартить - и подфартило!
За рыбным своим увлечением не забывал Василий Николаевич и о хлебе насущном. А что на Руси второй хлеб? Известно - картошка. Вырастить ее еще полдела. А как сохранить? И пришел на помощь Соловьеву-фермеру Соловьев-строитель. Владения его в овраге располагаются, так он «вгрызся» в один берег и построил подземное хранилище под картошку. Огромный такой погреб получился: комбайн зайдет и развернется. А температура там постоянная. Знай только, вентиляцию включать не забывай. До апреля урожай лежит.
Картошка у Николаича знатная. Белая, крупная, чистая - это которая с торфа. Другая, с суглинка - помельче и подешевле. Но оба сорта качественные. Заказы по закупке идут на еще не собранный урожай. Вот так.
Прощаясь, Филипповна, как зовет свою супругу Василий Николаевич, одарила увесистым пакетом с первоклассными яблоками. «Свои. С сада», - сказала с достоинством. Сладкие оказались яблоки. Как и воспоминания об экскурсии в крестьянско-фермерское хозяйство прораба-строителя Василия Соловьева.

Владимир ПОЛЯКОВ

Возврат к списку




Радио Новый День

Грунт для озеленения 8-926-302-17-52

Лечебный массаж в Дмитрове. 8-926-425-33-11

Печи камины. тел. 8-903-590-77-83