Мобильное приложение города
"СП"

ГРАФСКИЕ РАЗВАЛИНЫ

ГРАФСКИЕ РАЗВАЛИНЫ

Государство на страже истории
Охранять памятники старины взялось государство: дабы местные власти их не распродавали, многие объекты были отнесены к федеральной собственности. Но, оставаясь под опекой государства, они практически оказались бесхозными, находясь в аварийном или близком к аварийному состоянии.
Если региональные и местные памятники теоретически вероятно получить в собственность, то в отношении федеральных объектов возможна лишь долгосрочная (на 49 лет) аренда. Законодательство также ограничивает перестройку исторических памятников, значительно сужая возможность их использования. В результате создание на их базе гостиницы или дома отдыха не очень привлекательно: учитывая состояние большинства усадеб, инвестиции, вложенные в проект, окупятся минимум через 15-20 лет. Именно это обстоятельство препятствует нормальному развитию «усадебного» рынка: вряд ли кто-то захочет вкладывать колоссальные средства в реставрацию исторической недвижимости, если не будут гарантированы права собственности.
Пока же бесхозные территории находятся в жалком состоянии, а местами практически исчезли с лица земли. Ярким примером служат и наши когда-то знаменитые имения местной знати. Так, в дмитровском селе Глухово «под надзором государства» находится усадьба Оболенских. Сегодня от нее сохранились лишь церковь, ледник конца XIX в., остатки подъездной березовой аллеи и обсадка дорог. И только по фундаментным рвам можно прочитать планировку хозяйственной территории.
К северо-востоку от города находится село Даниловское, в котором во второй половине XVIII века князь И.Ф. Голицын построил усадьбу, являющуюся образцом усадебного искусства эпохи барокко. В 1799 году имение перешло к Поливановым, близким родственникам семьи Бестужевых-Рюминых, из которых вышел декабрист М.П. Бестужев-Рюмин. В 1830-50 гг. усадьбой владел С.А. Римский-Корсаков, в 1911 г. – Товарищество Покровской мануфактуры. Выразительный силуэт Никольской церкви позволяет сориентироваться на местности и обнаружить едва сохранившиеся постройки столь редкого для Подмосковья усадебного барокко. Сегодня от нее остались лишь дом с двумя флигелями, небольшой регулярный липовый парк и церковь на продолжении центральной аллеи.

Сам не ам и другим не дам
Еще одно обстоятельство, отпугивающее многих потенциальных собственников или арендаторов, - необходимость соблюдать охранные обязательства по поддержанию исторического объекта в надлежащем состоянии. Все сделки купли-продажи исторических особняков и усадеб имеют ограничения или обременения права собственности. К примеру, собственник обязан сохранять неизменность внешнего облика здания, его интерьеров, согласовывать любые проектные, строительные и хозяйственные работы, предоставлять доступ в здание публике для осмотра исторических и культурных достопримечательностей. В случае недобросовестного исполнения обязательств право собственности на данный объект прекращается. Но контроль за всеми преобразованиями возложен отнюдь не на муниципальные органы, поэтому в реальности арендаторы исторической собственности действуют либо бездействуют по своему усмотрению.
От Министерства культуры Московской области поступало предложение по передаче бесхозных или неиспользуемых объектов недвижимости памятников истории и культуры федерального значения в пользование областным или муниципальным организациям, но оно не находило поддержки в Минимущества России и его территориальном органе. В качестве примера можно указать обращения в Минимущества и его территориальный орган по усадьбе Никольское-Обольяново (с. Подъячево Дмитровского района).
Впервые усадьба упоминается в XVII в. как сельцо Нагорное, часть вотчины Г.В. Ладыгина. Позже она часто меняла как свое название, так и владельцев. В 1802 году ее купил П.Х. Обольянинов, при котором были возведены основные постройки. В середине XIX века усадьба перешла во владение Олсуфьевых, построивших здесь школу и больницу. В это время в Никольском неоднократно бывали Д.И. Менделеев, Л. Н. Толстой и другие выдающиеся личности. В 1711 году при следующем владельце, Алексее Васильевиче Ладыгине, здесь строится деревянная церковь во имя Николая Чудотворца. После революции 1917 года храм был разграблен, осквернен и закрыт. Сегодня он полностью разрушен, поэтому в настоящее время совершаются только требы. Остальные строения усадьбы относятся к началу XIX века. Это одноэтажный главный дом в стиле классицизма, два флигеля, соединенных с ним крытыми галереями, два дома для дворовых людей, хозяйственные постройки. Основной же достопримечательностью является уникальный пейзажный парк из деревьев смешанных пород с прилегающей к дому регулярной частью. Сейчас дворец стоит, осыпается.
До 1992 года имение находилось в оперативном управлении Министерства цветной металлургии Российской Федерации. В 1992 году усадьба была передана Благотворительному фонду Кирсана Илюмжинова, который оформил право пользования на всю её территорию, но к реставрации усадебных построек так и не приступил.
В 2000 году религиозное объединение верующих с. Подъячево обращалось в министерства имущественных отношений Российской Федерации и Московской области с просьбой о передаче усадьбы в пользование общине, которой ранее было передано в пользование здание церкви, входящее в комплекс усадьбы и восстановленное на средства общины. Однако решение о передаче остального имущества усадьбы религиозной общине так и не было принято.
Севернее Подъячева расположена усадьба Ольгово, принадлежавшая когда-то воеводе города Дмитрова Ф.В. Чаплину. Имение перешло его дочери Прасковье Андреевне, она и построила в Ольгово каменную церковь в честь Введения во храм Пресвятой Богородицы. Дочь Прасковьи Андреевны вышла замуж за Степана Федоровича Апраксина, ставшего фельдмаршалом, который получил Ольгово в качестве приданого. К 1749 г. было положено основание усадьбы Ольгово. Окончательное формирование архитектурного усадебного комплекса, в который входила и Введенская церковь, относится к последней трети XVIII в. С.С. Апраксин для возведения элементов усадьбы пригласил в Ольгово известного архитектора Франческо Кампорези. Его жена была Е.В. Голицина - дочь Н.П. Голициной, послужившей А.С. Пушкину прототипом «Пиковой дамы». Гостями Ольгово были В.Л. Пушкин, А.М. Пушкин, Ф.Ф. Кокошкин, П.А. Вяземский и другие известные в свое время деятели культуры. Сюда в гости к хлебосольному Апраксину съезжалось пол-Москвы. Самым замечательным был визит графа Льва Толстого - тот пришел пешком, босой и в холщовой рубахе. Прислуга «оборванца» дальше порога не пустила и доложила барину: «Там к вам какой-то нищий приходил, но мы его отправили». «Остановить! - закричал Апраксин. - Послать за ним карету!» Знаменит на всю страну был апраксинский театр: «Все знатные певцы, музыканты и певицы, которые бывали в Москве, непременно попоют и поиграют у Апраксиных».
В начале 1919 г. в усадьбе усилиями Главнауки был организован музей усадебного быта, организатором которого стал Ю.П. Анисимов. После закрытия Ольговского музея в 1928 году его экспонаты были вывезены в музей Дмитровского края и музеи Москвы. Вместе с музеем в 1925-1927 гг. закрыли и церковь. Помещение храма использовалось как складское. В бывшем здании церковно-приходской школы и в доме священника разместилось общежитие. На родовом кладбище владельцев усадьбы «Ольгово» построены частные дома. Затем в усадьбе устроили санаторий. Архитектурный ансамбль сохранен лишь частично. Храм же возвращен Русской православной церкви в 1990 году. После восстановительных работ богослужения совершаются по субботам, воскресеньям и в великие праздники.
В знаменитых апраксинских конюшнях из красного кирпича, где содержались орловские рысаки, обитают таджикские гастарбайтеры, что-то тут восстанавливающие. Неплохо сохранился крепостной театр Апраксиных, флигели для прислуги. В парке с постамента взирает Ильич, установленный во времена расцвета пансионата. Большая часть имения оцеплена железным забором. Пройти пока можно только к прудам.
Усадьба принадлежит новым хозяевам, которые собираются ее отреставрировать чуть ли не по дореволюционным эскизам и открыть для посещения простыми смертными. Покупатели подошли к историческому объекту основательно: в Ольгово приехала целая группа инженеров. Они исследовали у всех построек фундаменты и сделали заключение: плохие и мелкие, новодела не выдержат. Что происходит там сейчас – тайна за семью печатями.
Сегодня отделы по туризму Дмитровского района и других муниципальных образований Подмосковья, где сложилась подобная ситуация, лоббируют на правительственном уровне вопрос об использовании культурно-исторического достояния частниками. Главное - добиться делегирования полномочий на местах по контролю за выполнением представленной правообладателями концепции развития этих территорий.

Почём «Вишневый сад»?
На худой конец, если государство не может выполнить свои обязательства по охране памятников, а главное – не восстанавливает их, не лучше ли будет передать их частным владельцам? Изначально русская усадьба создавалась как собственность, переходящая по наследству из поколения в поколение. Здесь складывались семейные традиции. Даже сегодня термин «усадьба» воспринимается не только как обозначение определенного вида недвижимости - скорее это знак принадлежности к определенному общественному слою. Для многих состоятельных людей, которые появились в нашей стране сравнительно недавно и знатностью рода похвастаться не могут, владение старинной усадьбой - своего рода входной билет в круг настоящей аристократии. Поэтому бить тревогу по поводу утраты исторического наследия в частных руках не стоит. Каждый захочет восстановить имение именно в том виде, в каком оно было несколько веков назад, – конечно, со всеми современными удобствами.
Многие дома-памятники могут стать элементом современной жизни. Например, чем-то вроде туристических центров. Из загородных и городских усадеб можно создать неповторимые эксклюзивные отели. В особняке можно также разместить офисный комплекс и использовать его потом как собственную корпоративную резиденцию, что сейчас особенно распространено (многие банки занимают особняки) или же сдать в аренду другим компаниям. Ведь исторически они всегда были в частных руках. Отношение к ним как к собственности и как к эксклюзивному объекту пронесено через века.
Пока же большинство памятников зодчества постепенно превращаются в развалины.

Дворянское гнездо для пролетариата

Конечно, история умирания русской усадьбы началась не сегодня. Поместья стали чахнуть еще во времена Бунина и Чехова, которые в своих произведениях воспели красоту и обаяние разоряющихся родовых гнезд. А в период революции и последовавшей затем гражданской войны усадьбы подверглись массовому разграблению и уничтожению. Немногочисленные уцелевшие поместья были отданы под различные социальные учреждения - санатории, дома отдыха, пионерлагеря и т. п.
Например, санаторий ВМФ «Фрегат» около села Каменка расположен на территории некогда красивейшего имения Горки. Усадьба на крутом холме над речкой Волгушей – характерный образец небольшой подмосковной усадьбы XVIII в., включавшей, несмотря на ограниченные размеры, все основные элементы загородного дворянского жилья. Усадьба начала формироваться в 1730-х годах, к 1760-м годам была украшена садом. При восстановлении в начале XX века новым владельцем были добавлены два флигеля. Правда, в результате перестройки верха здания в 1950-х годах и утраты нарядных портиков памятник оказался обезличен. На территории усадьбы некогда был разбит небольшой липовый парк, сейчас он представляет собой заросший участок леса.
В усадьбе Подлипичье, основанной в середине XVII в. Григорием Пятово, ныне находится Дмитровский детский дом-интернат для детей с ограниченными возможностями. Имение с 1685 г. до конца XVIII в. принадлежало роду Хитрово, в середине XIX в. – Н.А. Пономаревой, в 1890-1917 гг. – Ляминым, затем Товариществу покровской мануфактуры. Сегодня планировка усадьбы утрачена, из построек остались связанные общей композиционной осью дом и церковь. Двухэтажный кирпичный оштукатуренный дом не имеет точной датировки. Здание подвергалось переделкам. Его скупые внешние формы с чертами классицизма относятся к середине XIX в.
Неподалеку от села Костино находилась усадьба Ваньково, где с 1901 по 1917 жил художник Виктор Михайлович Васнецов. Здесь охотно проводили время художники В.М. Нестеров, В.А. Серов, И.Е. Репин и брат В.М. Васнецова Аркадий Михайлович. В усадьбе был дом, парк с экзотическими растениями, пруды, водяная мельница. После революции художник был вынужден оставить свой дом. В усадьбе устроили коммуну, потом кооператив, дом отдыха, пионерский лагерь. В настоящее время имение полностью разрушено. Здесь до сих пор сохранились Горюч-камень и пруд, которые можно увидеть на картине «Аленушка».
По-иному сложилась судьба усадьбы Толченовых, основанной в 1785-88 гг. Двухэтажный с антресолями кирпичный оштукатуренный дом, нарядно отделанный белокаменным и лепным декором, выстроен на средства купца И.А. Толченова. Его формы с чертами французского классицизма по характеру близки столичным образцам. В свое время анфиладу верхних парадных комнат украшали стенная роспись, плафоны и кафельные печи с кобальтовым рисунком, стены были обтянуты бумажной и шелковой материей. От убранства интерьера остались лепные карнизы с медальонами и резные, утратившие позолоту дубовые двери. От усадебного сада – небольшой пруд и несколько старых деревьев. Усадьба пришла в упадок и запустение. В 1920-х дом был объединен с флигелем в один корпус. Но – о, чудо! - в результате реставрации 1960-70-х годов зданиям возвращены их прежние объемы и художественные формы.

Усадьба Надеждино – бывшее имение дворян Норовых, Сергея Александровича и Татьяны Николаевны. Один из их сыновей, Авраам Сергеевич, был участником Отечественной войны 1812г., затем товарищем (заместителем) министра просвещения России (1854 -1858), членом Академии наук и Государственного совета. Другой сын, Василий Сергеевич Норов – также участник войны 1812 года. Близкий к декабристам, он был объявлен преступником второго разряда и после заточения в Петропавловской крепости, ссылки в Бобруйск и службы рядовым на Кавказе в мае 1838 г. получил разрешение вернуться в имение своего отца, где жил до отъезда в Ревель в 1848 г.
Перед большим домом, окрашенным розовой краской, с мезонином и колоннами, расстилался некогда луг, обсаженный розовыми кустами и белыми нарциссами, затем шли два пруда, окруженные небольшой рощей – серебристыми тополями, плакучими березами и несколькими дубами. Недалеко от дома стояла каменная церковь типичного александровского стиля. От прежних хозяйственных построек, оранжерей и скотного двора ничего не осталось. В доме после революции размешалась кустарная учебно-показательная мастерская. Сегодня только разоренная церковь получила свое второе рождение.

В 1760-1780 годах усадьба Удино принадлежала князю И.А. Вяземскому, отцу которого, Андрею Федоровичу, Удино было высочайше пожаловано за особые заслуги еще в 1722 году. В конце XVIII в. имение перешло к Ю.В. Долгорукому. В 1790-92 гг. по прошению генерал-аншефа лейб-гвардии Преображенского полка князя Юрия Владимировича Долгорукого здесь была выстроена и освящена усадебная Покровская каменная церковь, которая в XIX в. стала кладбищенской. В XIX в. имение сменило несколько владельцев и неоднократно перестраивалось. Сегодня усадьба разрушена, сохранилась только Покровская церковь и усадебный парк.
В усадьбе Батюшково вотчинником был Михаил Данилович Батюшков, который еще в 1628 г. пожертвовал в пользу причта Никольского храма «пашенную и сенокосную землю». В начале 1980-х годов можно было видеть деревянный главный дом с мезонином и флигель конца XIX века. Теперь о них напоминают лишь остатки подъездной аллеи и пейзажного липового парка.
Но главной местной достопримечательностью ныне бесспорно является Никольская церковь, построенная в 1666 году и до сих пор действующая.

"СП" № 18 (2008 год)